В начало
 :: Магия Оружие
М Магия

Одна из важнейших составляющих «Волкодава» — использование визуальных эффектов, разработанных при помощи последних достижений в области компьютерных технологий. Работать над зрелищной стороной картиной была приглашена московская студия Dr Picture, участвовавшая в создании картин «Утомленные солнцем», «По ту сторону волков», «Белое золото», «Ночной дозор». Одной из особенностей работы над «Волкодавом» станет организация технологической цепочки производства визуального эффекта в соответствии с международной практикой. Подобно своим зарубежным коллегам, специалисты Dr Picture начали работу над картиной еще на этапе написания сценария. Это позволило заранее обсудить с режиссером возможности, которые открывают визуальные технологии, и то, что они могут привнести в картину. В процессе производства одного визуального эффекта на «Волкодаве» участвовует несколько человек, каждый из которых имеет четкую специализацию — аниматор, художник, рендер и пр. Именно такая организация рабочего процесса позволяет в краткие сроки достичь результата, адекватного первоначальному замыслу. Над изготовлением визуальных эффектов «Волкодава» будет трудиться около шестидесяти специалистов со всего СНГ — количество, рекордное для современного российского кино.


Владимир Лещинский

Из интервью Владимир Лещинского, супервайзера визуальных эффектов, журналу «Компьютерра»:

На "Волкодаве" я выступаю в роли супервайзера. Но там все только начинается — в июле мы уезжаем на съёмки в Словакию, в горы, на три месяца. Зато в фильме будет очень много эффектов — в том числе и "компьютерный летучий мышь". Лохматый такой, мохнатый.

Супервайзер — это буфер между съёмочной группой и группой визуальных эффектов. Сначала он разрабатывает с режиссёром возможные визуальные эффекты. Потом отдает в производство — студии или студиям. И в каком-то смысле защищает интересы режиссера.

Режиссер не снимает сам, не пишет звук, не делает эффекты. Он нанимает для этого специалистов, а любой специалист может сказать, какие технические ограничения мешают ему воплотить желания режиссера в полной мере. И режиссёр оказывается перед выбором: либо верить специалисту, либо искать другого.

Нелетучий Мыш

А ведь технические ограничения подчас довольно субъективны. Разные же бывают люди. Кто-то сомневается в своих силах и, таким образом, ставит под угрозу художественный замысел. И здесь супервайзер помогает режиссеру, так как разбирается в технических деталях и может надавить на студии. Они говорят: "А у нас не получается". Как это не получается?! Это ты режиссёру можешь сказать, что у вас не получается. Я-то знаю, что это можно сделать! Не хотите, не умеете — да, не получается — нет. Это всё не от недобросовестности, от... инфантильности, что ли. Боязнь облажаться...

Впервые в российском кинематографе мне удалось внедрить идею превизов, заразить ею режиссёра (и он, слава богу, был готов). Сейчас практически все сцены с визуальными эффектами не делаются без превизуализации — эксперименты на съёмочной площадке влетают в копеечку. Камера туда, камера сюда, актеры стоят, грим течет, деньги уходят... Поэтому создается примитивное компьютерное окружение и болванки актеров. Главная цель превиза — правильно поставить камеру, от этого зависит очень многое в работе над эффектами. В зависимости от ракурса придётся делать очень много работы или не очень много, но с тем же результатом. Нужны превизы и для совсем прозаических вещей — понять, куда хромакей повесить, знать, что попадает в кадр. И после этого можно сказать постановщикам, что тебе нужно не два метра хромакея, а двадцать. Иначе все получится, как обычно. Приходишь на съёмочную площадку: хромакей привезли? Достают бабушкин платок непонятно какого размера. А мне нужно было столько-то. А ты не говорил, привезли сколько есть. Так что превиз — это еще и документ, который раздается техническим службам.